голоса в голове Записки из-под психотронного "колпака"голоса в голове

Голоса в голове - психотронное воздействие на мозг

Дневник участника психотронных экспериментов по контролю сознания

Март 2015 года

Пси-операторы пытались активизировать мою мозговую деятельность, посылая мне зрительные образы, оставшиеся в памяти от событий, происходивших на моих глазах накануне, еще не забытых, заставляя меня думать о том, что уже было не интересно. Но пси-операторы модифицировали картины. Так, я увидела часть улицы, по которой проходила. В действительности я шла спокойно, не торопясь. Невидимки же внесли в картину беспокойство, у меня создавалось ощущение, будто что-то неприятное происходило в это время – картинка смещалась, казалось, что я передвигалась в ускоренном темпе, лихорадочно, словно подвергаясь нападению, от которого спасалась бегством. В памяти от этого эпизода осталось первоначальное, подлинное впечатление, лишенное острых ощущений, а не искусственное, искаженное.

В сознании я видела, как в меня летят шары или мячи (динамичное изображение, напоминающее компьютерную заставку «Сквозь Вселенную»). Первой моей реакцией на изображение было – отбивать, затем, ничего не сделав, я стала спокойно наблюдать за летящими в мою сторону шарами. Вскоре все исчезло.

Я ощутила некоторое напряжение ума, предшествующее появлению мысли («ложные родовые схватки»), затем появилась мысль, явно принадлежащая не мне – она была поверхностной и скучной. Напряжение ума было коротким и не соответствовало пустоте мысли, с которой было связано. Я сразу подумала: «это - не мое».

Пси-оператор говорила, что посылать искусственную эмоцию они могут только как импульс для того, чтобы «запустить механизм». После этих слов я вспомнила про внезапно вспыхнувший во мне гнев к мнимой судье в ноябре, за которым последовало ее ментальное «убийство». Я подумала, что запустить механизм в моем случае можно было, исходя из предпосылки, что я, как и все люди, агрессивна по природе. «Освобождение агрессора» - мне показалось, что цель невидимок и в этом тоже. В дрессировке собак, особенно бойцовского типа, используются подавленные в собаке, но не устраненные одомашниванием, волчьи инстинкты («разбуди в собаке волка»). Близок этому и принцип невидимок: «из искры всегда можно разжечь костер, из костра всегда может возникнуть пожар» - этот принцип одна из пси-операторов сама однажды озвучила.

Начал применяться прием «прилипания» - когда пси-операторы пытались останавливать мое внимание на одной мысли, заставляя «флудить», думать постоянно об одном и том же без продвижения вперед. Я от этого приема «уходила».

Когда я отвечала пси-операторам, то мой ответ они расшифровывали с некоторой задержкой, это следовало из их слегка запоздалого озвучивания моей мысли. При отсутствии мыслей с моей стороны пси-операторы фиксировали эмоции, обозначая их словами. Наиболее частыми моими эмоциями были: презрение, симпатия, боготворение, чувство, насмешка, смех, ирония, юмор, удовлетворение, сомнение, отрицание, гордость, в редких случая – ярость и злоба. Позже появилось равнодушие. В случае сложных эмоций пси-операторы старались выделить их составные части: гордость с презрением. Однажды в ходе ментального представления об «удаленном психиатрическом обследовании» я пыталась имитировать эмоции. Имитации поддавались лишь слабые эмоции, но пси-операторы всегда могли определить подделку – они получали от моего мозга сигнал с моей подлинной эмоцией и отмечали в этом случае «лукавство» с моей стороны (так они сами мне сказали спустя несколько месяцев после моих опытов с имитацией).

Пси-операторы постоянно давали мне приказы, по мелочам, но настойчивые: «пойдите, сделайте».

Пси-оператор говорила мне о причинах «вторжения» невидимок в мою ментальность: «мы просто хотели узнать, как вы живете», «мало ли что – вдруг вы террорист, вынашиваете зловредный план против человечества», «мы выявляем скрытых агрессоров». Вопрос о том, кому было нужно вторжение в мою ментальность, чем я могла кого-то заинтересовать, в это время постоянно крутился у меня в голове, и пси-оператор отвечала на мои мысли.

Я испытала волнение от события в 1-й реальности. Пси-оператор попыталась использовать его для превращения в панику. Она стала произносить набор случайных фраз в быстром темпе, рассчитывая на то, что я почувствую этот темп, и он распространится на мое эмоциональное состояние, уже содержащее элементы беспокойства, поднимая его до уровня паники. Этот прием имел некоторый эффект, пока не был мной осознан.

Пси-оператор пыталась вызывать у меня раздражение, как искусственную реакцию при отсутствии естественной на то, что ею произносилось. Чтобы преодолеть мою уравновешенность, она не ограничивалась передачей мне импульса раздражения, но одновременно и пыталась подталкивать меня к размышлениям обиженного человека: к жалобам, обвинениям и т.п. Когда и этого оказывалось недостаточно, пси-оператор просто говорила: «успокойтесь», словно констатировала наличие у меня волнения, которого на самом деле не было.

Пси-операторы использовали и такой момент: достижение какой-либо цели, выполнение задачи может допускать несколько вариантов действий или решений. Человек в такие моменты перебирает варианты, выбирая лучший. В конце концов, избирается какой-то один вариант или решение. Но до принятия окончательного решения допускались и другие, теперь отвергнутые, которые остаются в «рюкзаке» этого человека. Речь идет не только о чем-то безобидном вроде выбора способа решения математической задачи или маршрута проезда на работу. Можно и нравственные, этические задачи решать подобным образом: выбрать карьеру или заботу о больном родственнике, пожертвовав ею, добывать средства к существованию честным трудом или мошенничеством, наказать обидчика через суд или с помощью оружия и т.д. Пси-операторы использовали этот момент, предлагая мне то, что я сама рассматривала как возможное, но отвергала. В первом телепатическом представлении я «убивала» силой мысли, и не раз, это был способ решения проблем, который я обычно отвергала, но который ношу в своем «рюкзаке», как, возможно, и любой человек. Предлагая варианты решения задач, которые для людей возможны только в крайних случаях безысходности, невидимки стирали различия между вариантами, уравнивали их: одинаково хорошо заработать, украсть или ограбить старушку для достижения общей цели – насытить свой желудок. Как известно, для выращивания «настоящего зомби» необходимо, помимо другого, освобождение от нравственных запретов.

Я с удивлением заметила у себя необычное ощущение: словно раздуваюсь как воздушный шар. Одна невидимка спросила: «Что мы ей дали?» Другая ответила: «Чувство…» Перед этим опытом я подумала о судье.

Пси-операторы эксплуатировали стадные чувства человека, много раз ссылаясь на других: «А вот другие так не поступали». Этим они пытались понизить значимость индивидуальных решений, вызвать неуверенность в себе у одиночки, им противостоящей.

голоса в голове
Главная | Контакты | О себе | Материалы
Copyright © Психо-хо 2015, Москва
Рейтинг@Mail.ru