голоса в голове Записки из-под психотронного "колпака"голоса в голове

Голоса в голове - психотронное воздействие на мозг

Дневник участника психотронных экспериментов (контроль сознания, управление мышлением)

1 декабря 2015 года

После 6 часов утра – новые активные попытки пси-операторов меня «зацепить» - заставить реагировать на их замечания, сломать отстраненность. Однако из-за недостаточности сна я была не в состоянии реагировать нужным для них образом. Я почти не реагировала, но и они были очень настойчивы. Зная по старому опыту, что после такого натиска я могла начать реагировать, пусть не сразу и понемногу, надела наушники и запустила уже в 6.30 Rammstein - музыку громоподобную, бьющую в уши, хорошо заглушавшую голоса невидимок и превратившуюся в своеобразную акустическую ширму, за которой чувствовала себя свободнее. Весь рабочий день проходила в наушниках.

2 декабря 2015 года

Ночью операторы спать не мешали, но посреди ночи было несколько беспричинных пробуждений. После утреннего пробуждения – новые попытки пси-операторов меня «зацепить». Снова наблюдала удивительное явление: когда я в наушниках слушаю музыку, завладевающую моим вниманием, заглушающую голоса операторов, - они начинают галдеть сильнее, снимаю наушники – почти умолкают, оставляя за собой лишь мониторинг моих действий и состояний, тихо озвучиваемый. Сонливость днем нагнеталась редко и слабо.

3 декабря 2015 года

Ночью операторы спать не мешали, но было несколько пробуждений посреди ночи. Утром голоса операторов звучали очень тихо, попытки заставить меня реагировать были крайне осторожными, подозреваю, для того чтобы не вынудить меня слишком рано закрыться от них «громкой» музыкой с наушниками. Звучали подсказки для моего реагирования, но по- новому: раньше их озвучивал голос оператора, которого без труда можно было идентифицировать, теперь голоса не было слышно – мыслеформа плавно вползала в сознание, смысл ее раскрывался постепенно (это можно сравнить с проявлением фотографии, когда на глазах на чистом поле появляются смутные очертания, переходящие в четкую картину). В то время, когда я слышала такие подсказки, у меня возникало ощущение собственного реагирования на реплики операторов, в условиях отсутствия у меня подлинного интереса к ним – ощущение ложное, искусственное. Раньше подсказки были рекомендательными («прими, если хочешь»), теперь сопровождались особым давлением в голове. Особенности новых подсказок заметила еще накануне. В целом, все выглядело так: кто-то из операторов произносит реплику, я получаю ощущение реагирования на нее и одновременно «слышу» подсказку от моего имени - якобы «мою» ответную реплику, что должно убедить меня в том, что я сама реагирую на услышанное, что подсказанная мне мыслеформа – моя собственная. Чуждость якобы «моей» ответной реплики была особенно заметна ранним утром, когда на самом деле мне ни о чем не хотелось думать, не хотелось что-то оценивать, но умозаключения и оценки выплывали неизвестно откуда – голоса диктора не было слышно. Когда я пыталась подавить «свое» реагирование, это оказывалось невозможным – я ощущала противодействие, присутствие чужой воли. Но все это не мешало мне оставлять за собой собственные, независимые от операторов, размышления и оценки.

Ранним утром надела наушники, не включая музыку, - уже от этого стала хуже слышать голоса операторов. Однако с 6 до 7 утра вступила в прямой диалог с ними, я реагировала по-настоящему на их реплики, увидев в их действиях не только попытки внедрения в мое сознание определенных мыслей-«диверсантов», а изменения менталитета. Я спрашивала у них, сколько столетий им придется продолжать свои опыты, чтобы достичь желаемого в отношении больших групп людей, сколько ресурсов это потребует, они только повторяли мои доводы, как эхо. После 7 часов надела наушники без музыки и перестала слышать голоса операторов, как и все внешние звуки.

Попытки заставить меня реагировать с помощью подсказок наблюдались в течение всего моего рабочего дня, часто подсказки сопровождались давлением в голове, терпимым, возникавшем только в момент появления подсказки, длившемся несколько минут – все то время, когда я должна была принять подсказку, и пропадавшем, когда я игнорировала явную подсказку и это давление, отстранялась.

Днем сонливость не нагнеталась – это было неожиданностью, вечером сонливость нагнеталась лишь немного. Вечером очень часто и сильно использовалась «плеточка».

Перед тем, как уснуть, около 22 часов, увидела в сознании пару динамических зрительных образов. Например: видела людей, интерьер, но размеры человеческих фигур и их расположение в интерьере были такими, что я ощущала себя одной из них, я словно сама находилась в этом интерьере, занимая в нем определенное место. Затем фигуры в картине начали перемещаться (менять свое расположение), подобную картину в реальной действительности мне приходилось видеть не раз (поток людей в метро или на улице). У меня возникло ощущение, что я должна участвовать в картине, которую видела в своем сознании, что должна ментально совершать соответствующие действия - выбирать траекторию движения в толпе, которую видела в сознании. Возможно, в это время я получила от операторов импульс «продолжай!». Но, уже зная о попытках невидимок подталкивать к участию в ментальных картинах с помощью импульса, которому дала название «продолжай!», я останавливала в себе побуждения, вызываемые этим импульсом, и отстраненно наблюдала за тем, как ментальные картины без моего участия в них исчезали уже через пару минут. Ночью операторы спать не мешали, но было несколько пробуждений.

4 декабря 2015 года

После утреннего пробуждения «развод» со стороны пси-операторов – умеренный. После 7 часов утра их голосов почти не стало слышно, я заскучала, и вдруг почувствовала знакомый психотронный эффект «улыбки», когда лицевые мышцы не по моей воле слегка сдвигаются, как при настоящей улыбке. К такому эффекту мои «мучители» прибегали не раз, вместе с «плеточкой» он способствовал установлению контакта между нами, возникновению диалога. С помощью эффекта «улыбки» мне как бы давали понять: «мы здесь, на своих местах».

Днем операторы были непривычно вялы, я отдыхала от них. Несколько раз использовалась «плеточка», но без должного эффекта – я сохраняла отстраненность. Сонливость утром и днем нагнеталась не сильно, прозвучало несколько подсказок для моего реагирования.

5 декабря 2015 года

Около полуночи пси-операторы меня разбудили, сон моментально пропал, голос Говорка стал довольно громким, в нем проступали властные, диктаторские нотки, и я поняла, что предстоит очередная экзекуция с запугиванием. В этот момент во мне неожиданно проявилась способность «закрываться». Хотя с моей стороны для этого потребовалось некоторое мозговое напряжение, я почти перестала слышать голоса невидимок, большей частью не понимала, о чем они говорили. Я чувствовала, что они осуществляют какие-то действия, чтобы вернуть мое внимание, и замечала, как против моей воли мое внимание готово было остановиться на операторах и их речи. Мне потребовалось собрать всю свою волю и переключиться на музыку, которую слушала и до насильственного пробуждения, требующую большого внимания при прослушивании – Шопена. В это время не раз ощутила закладывание ушей. Несколько раз невидимки «ударили» мне по сердцу , т.е. вызвали болевые ощущения в сердце, пытались «улыбнуть» - использовать психотронный эффект «улыбки», но констатировали (это заметила и я сама), что эффект таких средств психотронного воздействия значительно ослабел. В этих условиях мне посылались сигналы-намеки, мыслеформы-«диверсанты», их действие также оказалось слабее, чем раньше. Хотя смысл их был понятен, внешнее происхождение не вызывало ни малейшего сомнения, что делало их бесполезными. Наше противостояние длилось около 2-х часов, затем я почувствовала желание уснуть, которому не противилась.

После утреннего пробуждения около 9 часов попытки пси-операторов меня «зацепить» возобновились. Теперь их голоса звучали очень тихо. Я старалась продолжить свое сопротивление, начатое ночью, зажимая звучание их голосов в своей голове. Снова заложило уши. В большом количестве звучали «случайные» слова и куски фраз. Для операторов, как и для меня самой, стало неожиданностью то, что после недолгого духарства с ними накануне я оказалась готова к повороту в наших отношениях на 180 градусов по своей инициативе.

Даже в выходной день находилась в наушниках. Это дало положительный для меня эффект – связь между нами не устанавливалась, я не слышала их голосов, правда, ближе к вечеру позволила себе несколько минут пообщаться с операторами, но наушники с музыкой могли в любой момент разорвать возникающую между нами связь.

Днем во время просмотра фильмов неоднократно нагонялась сонливость, физическая работа ее разгоняла.

6 декабря 2015 года

Попыталась уснуть около 23.30, но уснуть операторы не дали. Успех прошлой ночи вскружил мне голову, я расслабилась и не заметила, как начала реагировать на реплики операторов даже в наушниках сквозь «громоподобные» композиции Rammstein. Вдруг вспомнила – в прошлую ночь я фиксировала свое внимание на достаточно сложной музыке – Шопене, благодаря чему «уходила» от невидимок. Rammstein был для меня примитивен, только музыкальным шумом, было необходимо работать с вниманием, для фиксации которого требовалось что-то более сложное, чем Rammstein, в т.ч. аудиокниги. Запустила сонаты Моцарта, для того чтобы мое внимание получило достойный объект. И началась битва за мое внимание, длившаяся всю ночь. Я концентрировала свое внимание на музыке и замечала сильное внешнее воздействие – словно невидимая сила отрывала меня от Моцарта, которое я возвращала к нему. В это время мне пришла в голову мысль: если не лениться вести с невидимками постоянную борьбу за свое внимание, то можно извлечь из этого для себя большую пользу, научиться концентрации внимания, используя мозговую машину как тренажер. Обладатель мозговой машины (психотронного генератора) не столько превращается во властелина мира, получая преимущество перед остальными людьми, сколько помогает этим людям лучше использовать свои природные способности, превращая их из рабов во властелинов собственного Я. Человек, обладающий мозговой машиной, обречен на деградацию, зато ставшие объектом психотронного воздействия люди ради выживания вынуждены развиваться (это ничего общего не имеет с "подменой личности"), обгоняя в своем развитии «властелина мира» с мозговой машинкой. Уже сейчас имею достижения: отсутствие чувства страха, в т.ч. перед болевыми ощущениями, готовность мобилизоваться в трудные минуты (бессонница, головокружения), владение эмоциями, фильтрация разнообразной информации вместо слепой веры, способность к отстраненности, борьба с ментальным флудом (пустомыслием), и наконец, трудами пси-операторов я лучше узнала себя, а это самый большой мой профит. Не желая того, Говорок создает породу свободолюбивых и сильных людей, не боящихся оказывать сопротивление, не поддающихся запугиванию. Ночная психотронная экзекуция продолжалась около 3-х часов. Незаметно уснула.

После утреннего пробуждения около 9 часов и до вечера – активный «развод» со стороны операторов с целью меня «зацепить», заставить реагировать. Немного использовалась «плеточка». И я зацепилась, с удовольствием реагировала на их реплики, однако Говорок, усмотрев в моем поведении свою заслугу, снова проявила властные наклонности – и я с большим удовольствием отвернулась от нее, «ушла», она смягчилась – и я стала ласковее, но была готова в любую минуту надеть наушники и отстраниться вежливо.

Днем звучание голосов операторов было на разных акустических уровнях: ИЭВ говорила на одном уровне, Говорок вещала что-то свое на более тихом уровне. Несколько попыток передачи мне мыслеформ-«диверсантов», пару раз несильно использовалась «плеточка». Недолго закладывало уши. Звучали «случайные» слова. В начале вечера – нагнетание сонливости, которую прогоняла физическая работа.

Уснула в 22.30, но около полуночи была разбужена. Началась экзекуция, продолжавшаяся примерно 2 часа, после чего незаметно уснула. Особенность очередной экзекуции – крайне тихое звучание голосов операторов - если бы мне захотелось узнать, о чем говорят операторы, пришлось бы напрягать свой слух. Я этого не делала, но по отдельным репликам операторов догадывалась, что они разыгрывают передо мной старый спектакль с появлением нового лица в их среде, гостя, которому докладывают о ситуации, давно им и мне знакомой. Сон полностью пропал, включила музыку, требующую внимания, - классику. В этих условиях у меня не было собственных «шальных» мыслей, внешних мыслеформ-«диверсантов». Около 3.30 была разбужена эротическим ударом средней силы, действие которого уже через минуту испарялось, оставалось только недоумение – зачем Говорку понадобилось использовать этот инструмент в отношении 55-летней старухи. После второго принудительного пробуждения уснула вновь не сразу, но не позднее, чем через час. Подозреваю, что во время этой экзекуции операторами ставилась цель вызова у меня нервного возбуждения, стимулирующего речевую ментальную активность, - возмущение, раздражение, злорадство и т.п., ничего этого у меня не было, я спокойно ожидала окончания ночной экзекуции.

7 декабря 2015 года

Сразу после утреннего пробуждения операторы попытались меня «зацепить», как делали это обычно, но уже через несколько минут их голосов почти не стало слышно – моего слуха достигали только отдельные слова, звучавшие очень тихо с паузами в несколько минут. В это время я ощущала в голове довольно сильное напряжение, неестественное и уже мне знакомое – захват внимания в чистом виде, без явного объекта, на которое оно могло быть направлено, хотя было понятно – объектом являлись сами невидимки. Едва появилась возможность (через полчаса после пробуждения), надела наушники и включила музыку. Наличие захвата внимания подтвердилось – несколько минут я слушала музыку невнимательно, словно мое внимание было обращено в «пустоту». Но через несколько минут внимание сконцентрировалось на музыке. Реплики операторов стали звучать чаще и громче, но их речевая активность была значительно ниже, чем в предыдущие дни. Напряжение в голове сохранялось, напоминая состояние сильной сосредоточенности при отсутствии видимого объекта сосредоточения.

В 8-8.30 операторы вернулись к тотальному «разводу» с целью заставить меня реагировать на их реплики, ментально флудить на подбрасываемую ими тему. Но своими ночными экзекуциями они сами разрушали мое реагирование, переоценивая мое «дружественное» отношение к ним. В это время я услышала что-то неопределенное: «не…со…жи…», тут же возникла в сознании интерпретация: «не совместимо с жизнью», она прозвучала в моем мозгу так, словно я сама разгадала эту фразу, при этом возникло ощущение, что это была моя собственная мысль. Но давление, ощущаемое в голове, сопровождавшее эту выплывшую в сознании мысль, говорило о том, что она – внешняя, «диверсант». Через несколько минут после этого операторы замолчали. Чуть позже в ментальной «тишине» услышала «случайные» слова и куски фраз.

Днем «развод» больше чем наполовину состоял из мыслеформ-«диверсантов». Весь день слушала аудиокнигу, которая целиком завладела моим вниманием, отчего изречения операторов слышала очень редко. Преимущество аудиокниги перед музыкой в деле концентрации внимания огромно, аудиокнига не отпускает внимание ни на секунду, заставляя следить за повествованием, голосом чтеца, принуждая мозг к работе, а музыка только служит приятным фоном. Если музыка позволяет «уйти» от невидимок ненадолго, то аудиокнига дает долговременный эффект, закладывает фундамент для полного «ухода». Когда слушала аудиокнигу, ощутила боль в ушах средней остроты, это длилось недолго, получила легкий «удар» по сердцу. Диалогов между нами уже не было, зато в большом количестве звучали «случайные» слова.

Вечером операторы молчали, лишь на несколько минут с их стороны возникла очень вялая попытка меня «зацепить» - разговорить, однако после аудиокниги я сильно от них отдалилась.

Попыталась уснуть в 22.30, но до полуночи мне не давали это сделать, около 5 часов разбудили с неудачной попыткой меня «разгулять».

8 декабря 2015 года

После утреннего пробуждения – активные попытки операторов меня «зацепить», однако сразу надела наушники и стала слушать аудиокнигу, отстранившись от них. Уже с утра возникла сильная сонливость. Мыслеформ-«диверсантов» стало больше, но я перестала обращать на них внимание, только отмечала их внешнее происхождение. Днем во время прослушивания аудиокниги операторы настойчиво пытались завладеть моим вниманием, отвлечь от повествования своими замечаниями. Был факт торможения памяти – в районе Баррикадной на несколько секунд забыла, куда иду, но ноги несли меня в нужном направлении, я даже поворот за угол дома сделала правильно, хотя не осознавала этого. А когда перед глазами появилось высотное здание, сразу вспомнила, где нахожусь и куда направляюсь. Днем пару раз использовалась «плеточка», несколько раз закладывало уши. Вечером – новые попытки завладеть моим вниманием, безуспешные.

голоса в голове
Главная | Контакты | О себе | Материалы
Copyright © Психо-хо 2015, Москва
Рейтинг@Mail.ru